Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

(no subject)

Дерипаска нецензурно отреагировал на обыск дома своей семьи в Вашингтоне
Доронина нецензурно отозвалась об игре Бузовой во МХАТе
- из разных газет -

(no subject)

Мысль не_потребная есть блажь. Гони её… или уважь.


… Эта мысль время от времени забредала в голову Джимми. Он не был умен, этот Джимми, - и глядя на его скошенный лоб и подбородок, вы никогда бы его в этом не заподозрили, - но он был упорный мыслитель. Иногда он, например, задумывался о том, что вот он, Джимми, происходит из хорошей семьи, и ни гроша с этого не имеет, в то время как старина Вик Кроутер, у которого он сейчас в гостях, - вылез, что называется, из грязи (так говорил Джимми, Вик предпочитал что-нибудь вроде “соль земли”), и у него денег куры не клюют, а это дает возможность так хорошо проводить время. Короче говоря, Вик был омерзительно богат. Выскочки поганые, как называл эту породу Джимми. Тут он вынудил себя вернуться к делам насущным, и это подвигло его непринужденно протянуть руку и твердо обнять плечи Анжелы. Поскольку Анжела рыдала и тряслась, как осиновый лист, сделать это было труднее, чем может показаться. Скорбящая вдовица, подумалось Джимми, и его рука принялась энергично поглаживать Анжелу по спине, словно он орудовал садовой помпой. Рука двигалась вверх-вниз, и влага струилась из анжелиных глаз. Мерзавцы, ну что за мерзавцы!..
…………
…Они еще некоторое время помолчали. Потом Даффи на ум пришла еще одна мысль.
- Вы, наверное, умеете плавать.
- Умею.
- Может, у вас найдутся трубка для подводного плавания и ласты.
- Найдутся.
Джимми посмотрел на Даффи, потом перевел взгляд на озеро.
- Да. Хорошая мысль.
Он встал.
………….
…Лицо у Джимми так и опало; при таком рельефе это было не удивительно.
- Видите ли, у меня есть мысль.
- Вот как, - казалось, Джимми загорелся идеей Даффи прежде, чем тот успел ему ее объяснить, словно любой, у кого была мысль, автоматически заслуживал уважения и подчинения.
………….
…Возможно, он вернется к вечеру, а может, и нет. Единственное, в чем он был уверен, когда шел по гравийной дорожке, это в том, что ему надо привезти с собой халат. Не то, чтобы его беспокоило, что думает об этом Дамиан. На самом деле, будь у него побольше здравого смысла, он бы и вовсе забыл о Дамиане. Три-два. Черт. Если б он не пытался из чистого бахвальства достать тот красный в заключительной партии и не дал этому Вихлястому Носу сходу набрать двадцать два очка… Может, ему стоит потренироваться. Это мысль.
………….
…Зачем он пришел к ней в комнату, уселся на ее кровать, улыбается и рассказывает вещи, которые им обоим известны? В голову миссис Колин вдруг пришла интересная мысль; она ответно улыбнулась ему, но на этот раз уже более застенчиво. Он был невысокого роста, темноволос и крепок, он куда больше походил на тех мужчин, к которым она привыкла у себя на острове, чем высокие блондины с брюшком и шмыгающим носом, которых порождал этот странный, вечно сырой климат…
………….

(no subject)

Ровно сорок лет назад – без трех месяцев – “свадебным генералом” на свадьбе был сравнительно молодой генерал-майор И. Так получилось не специально, к тому же после второй рюмки все сразу стали равнее, и стало наплевать – генерал ты или кто. На свадьбе все-таки не это главное, а что-то другое. А что – хрен его знает. Со свадьбы мы с друзьями свалили рано – еще до первого крика “горько!” оравы гораздых поддать на халяву полковников, прихватив со стола весьма дефицитные в ту пору “Черные глаза” и еще чего-то в том же духе. Обладатель редчайшей русской фамилии, генерал пришел самым первым, незаметно – профессионально незаметно, потому как весьма крупный мужик – сидел в углу еще пустого зала, подарил чайный сервиз. Этот сервиз давным-давно сослан на дачу, но ни один из его “предметов” до сей поры не разбился. Даже ручки у всех фарфоровых чашек целы. Случай, вероятно, уникальный.

А про генерала я забыл, если вообще помнил. А спустя двадцать лет прочитал его коротенькие воспоминания в том же оттепельном “Огоньке”. Разумеется, его служебная принадлежность была мне известна, однако…

Сразу после взрыва то ли в Хиросиме, то ли в Нагасаки, два молодых офицера резидентуры в Токио получили из Москвы приказ руководства ГРУ, исходивший, вероятно, от самого Лаврентий Палыча – немедленно отправиться в один, кажется, из эпицентров и отобрать образцы. Что это были за образцы, можно себе представить, да в “Огоньке”, если я не ошибаюсь, об этом говорилось. Оторванные головы, конечности, обломки разные и т.д. Они собрали голыми руками по мешку и в Москву диппочтой отправили.

А лет семь назад снова встретился с ним за каким-то столом. Миновав восьмидесятилетие, он готовился к защите кандидатской. Зрение ни к черту, но держался молодцом. И, вроде, жив до сих пор. Дай ему бог здоровья. А напарник его умер вскоре после выполнения задания. Так что, она кому как, эта радиация. Но случай, вероятно, редкий…

А Туайнинга-писателя, оказывается, я зазря на днях пиннул. Он, конечно, графоман и идиот, и книжка его идиотская, но ведь гений же, выходит, - провидец, серендипитист просто, учитывая нынешний скандал, о котором знаю понаслышке, ибо стойко не смотрю телевизор, в котором все каналы соревнуются, кто поглубже лизнет. Он там подробнейшим образом описывает, никогда не бывав не только, что в Эрмитаже, но и в Петербурге вообще, какой фантастический бардак в хранилищах у Пиотровского, и, как может, подводит базу, что должная каталогизация потому и не делается, чтобы тырить без зазрения совести народное достояние – бесценные единицы хранения. Вот ведь как – дурак, графоман несчастный, а какие туайны… тайны, то есть, насквозь видит. Хотя случай редкий.