Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

(no subject)

Жена включила телевизор, а там очередной прах разрыли и торжественно тащат. Главный герольдмейстер России Виленбахов, или Велинбахов, весь издёрганный денным и нощным гробокопательством и осквернением могил, мечется, генерал командует: Заноси!.. Аккуратней ставь!.. То есть, это уже не просто безумие, а неизвестно что, какой-то, чёрт бы их побрал, ритуальный онанизм, очумелый ритуальный wanksterism безнадёжных импотентов, извиняюсь за выражение. А потом ещё Грызлова показали – у этого, такое впечатление, всё время полные портки… Но главное событие, оказывается, открытие памятника жертвам 11С в Америке. Одноэтажной, многоэтажная отбилась пока. Монумент - no comment. Хотя Никита, будь он жив, высказался бы однозначно. А Клинтону понравилось. Ясное дело. Он даже сказал, что когда был в России, его приятно поражали произведения этого скульптора, понатыканные там и сям. У него даже дома какое-то его творение есть, в малых формах. Может, миниатюрный памятник грузинской письменности, напоминающий Клинтону ту самую сигару… Там ещё выступил спикер Миронов - у него одна небритость обходится налогоплательщику долларов в триста, а рыло такое, что небритость кажется немытостью - он заметил, что роль искусства в борьбе с терроризмом недоо… Чёрт, чуть кнопку не сломал.
При советской власти вся эта голубая хренотень хотя бы смешно – местами - выглядела. А теперь почему-то нет. Совсем-совсем нет.

(no subject)

В детстве я очень любил московскую телефонную книгу, “Список абонентов…” – так, кажется, она называлась. У нас телефон был, а у соседей нет, зато у них была эта здоровенная книга. И я ее листал, тыкал в нее пальчик. Мне нравилось находить там свою простую русскую фамилию. Но не мне одному – фамилия и первый инициал моего деда совпадали с фамилией и первым инициалом великолепного, и очень в то время, да и по сей день, знаменитого комического актёра с грустной судьбой. Звонков в любое время дня и ночи были сотни, в основном, дети, конечно: Позовите, пожалуйста, артиста такого-то…
Подслушка – а она наверняка была (из-за частых разговоров новомировской команды) – наверняка там с ума сходила.

Так получается, что фамилии – все смешные. Или неприличные. На своем языке не все, но на каком-нибудь отдельно взятом, или сразу на нескольких оставшихся в живых – все без исключения, могу спорить. Хорошо хоть, всеми тремя тысячами никто не владеет. Ну, Зализняк, Кнорозов, опять же Жириновский – эти, конечно, приближались... Еще ходили слухи насчёт папаши футболиста Кипиани, про отца певца Муромова… Дочки главковерха вот-вот подтянутся к заветному рубежу. Но чтоб все три тысячи, а хотя бы на одном из них любая фамилия звучит так, что хоть уши затыкай, - это уж извини-подвинься. Зуб даю. Во-во - конкретный пример. Прислали к нам в аппарат экономсоветника зама по фамилии Зубов. Советник Чугунов (тоже чего-нибудь этакое на каком-нибудь малаяламе) волосы на себе рвёт – как же этот хрен Зубов (первые три буквы трём другим русским соответствуют) на переговоры явится с таким-то заглавием? Ладно, проконсультировались со старшим переводчиком Кулоевым (неплохо звучит в полусотне стран), дали ему другую фамилию – Егоров (на местном диалекте ничего дурного, но где-то, может, на архипелаге Тэркс-и-Кайкос… ну, да ладно). У советника, который был поглощён борьбой с послом (воздвиг даже стену без калитки поперек суверенной советской территории, вынудив несчастных соотечественников обходить по барханам и буеракам, по пояс в песке) и почему-то с беременными женщинами, которых не мог видеть без истерики, от души отлегло, но только на неделю. Через неделю прислали ему второго зама по фамилии, естественно, Кривозубов.
А Шитовых я вообще не беру. О сколько их… на эту землю. И на ту тоже. Резидент то ли ГРУ, то ли ПГУ, то ли в Нью-Йорке, то ли в Вашингтоне. А первый посол на Кубе, но тот под псевдонимом поехал… И многие другие. А секретарь, кажется, Президиума Верховного Совета Шитиков… О перебежчике по фамилии Джирквелов я, кажется, уже упоминал – ведь нарочно не придумаешь.
А какой-нибудь Поцхишвили? А Цалкаломанидзе, прости господи? А Хлебников – в Грузии? А бывший сосед Муталибов в той же Грузии? А наш Талалаев в ООН? Да и фамилия великого педагога по-русски не очень. А несколько сот миллионов китайцев? А радость наша? Тоже ведь по-английски как-то двусмысленно звучит. Это в лучшем случае. Хотя, если Буш дразниться станет, тот может плакатик процитировать – There is a terrorist behind every Bush.
А примеры можно приводить и приводить. И если кто владеет всеми языками, тот вообще над любой без исключения в мире фамилией обхохотаться может.
А наш смех сокращает жизнь нашим врагам. У меня их нет, но на всякий случай.
Есть стимул.

(no subject)

СБ

Сплю я идеально, но вчера С. спросил, нет ли чего про Турцию, и чисто сквозь сон какие-то вопросы возникали. Но так и увяли, не найдя на себя ответа. Так, обрывки какие-то, “обмылки”, как выражается Маша. Глупые школьные каламбуры – “кровь на щеке турка”, “он продаёт нас Турции”, песенки “от Стамбула до Константинополя”, “не нужен нам берег турецкий”, Харатьян, потом чудовищный бездарь Д. в роли какого-то Турецкого, почему-то Кемаль Ататюрк, испанское “cabezа de turco” (тут турок вообще козёл), английские извращенцы и хамы turks, совсем плохие фильмы, песня “Сold Turkey”… любопытный рассказ Гарина из “Джентльменов” (там жарко)… Да, еще очень аппетитная премьер у них была, потом её там в чём-то обвинили, а потом дочка с мужем на одной из её бывших вилл жили, и очень понравилось. И еще Али Агджа тоже турок. Назым Хикмет опять же. Да, и еще соседка по даче совершенно очаровательная, с турецким языком. Это к тому, что мужчины мечты только лелеют, а женщины делают явью. Как-то я видел в соседней деревне совершенно очаровательных ягнят, даже купить хотел, но куда потом девать? Поделился с ней впечатлением. А спустя пару лет она говорит: а помните, Вы ягнят таких милых приносили, и мы с ними играли… Women! И всё. Нет, не всё – в “моей” палате в Боткинской, доктор Павлов оклеил стены рекламными постерами турецких шмоточных фирм. Когда мне на одну ночь подложили поломанного немца, первое, что он спросил, было: Неужели тот самый Pavloff? Культурный, получается, немец был. Впервые приехал в Россию, а на следующее утро уже домой. Ночью, когда его принесли и положили, а принесли потому, что знали, что я немного по-английски, я его спросил, при каких обстоятельствах он поломал левую руку. My boat sank, - отвечает. Я представил себе – темно ведь в палате – что-то неподобие тонущего “Титаника” и завтрашние выпуски новостей, но потом выяснилось, что он хотел сказать “sailed”, а он, дескать, побежал догонять, споткнулся – гипс. И еще забавно было, когда жена принесла от сестры-хозяйки и положила на холодильник килограмма полтора стирального порошка на листке бумаги. Немец утром увидел и обмер – подумал, что это ему утренний пирамидон принесли, но, уважая чужие обычаи, обеспокоился только, а где же для этого ложка?

Да, так вот, Турция. Единственное – за неимением иного – с чем она у меня ассоциируется, это - Жириновский, а уж на него-то С. наверняка наплевать. Он вообще, может, не шибко в курсе, что это. А это такой высокоинтеллектуальный гриб, и не просто, как утверждает виртуальная школа Бакай, зеленая или белая плесень на старом хлебе или сыре, и даже не благородное дитя влаги и азота - подосиновик, а вполне человекообразная и весьма талантливая в двух ипостасях – актерской (тут ему есть равные) и коммерческой (а тут, по-моему, практически нет, особенно в области обеспечения экономической безопасности фирмы) – аблизьяна-гриб. И его политическому рождению Россия обязана именно Турции, где молодой переводчик попал – якобы за значок с изображением Пушкина, принятого властями за К.Маркса, - в местную крытку, через пару дней был извлечен оттуда не без помощи, а возможно, и через комбинацию, будущих вербовщиков, и пошло-поехало. А сколько бесплатной развлекаловки подарили таким образом российскому народу турецкие филуменисты, так они, кажется, называются…

Так что, счастливый путь, дружище. Полюбуйся Турцией и за меня тоже.

(no subject)

Два месяца не включал телевизор. А вообще я очень разные телевидения видел: от такого, где единственной передачей на протяжении полутора лет был ролик о казни предыдущего правителя, до “Темзы” – лучшего на моей памяти канала. Ну и еще сотни три разных, по тарелке. Одно могу сказать: наше – дерьмо, и с каждым днем все дерьмовее, но не самое плохое – где-то посередке, между тайским и китайским. Между Туамоту и Вануату. На Тэркс и Кайкос покруче будет, не говоря уже о Соломоновых островах…

Это жена спросила: а если кого на экране видишь, каков у тебя рейтинг резвости подскока к ящику (пульты дочка маломесячная уродует немедленно после приобретения), чтобы не видеть, переключить?

Я вполне толерантен, но est modus in rebus et certi denique finis, типа того.

1. Прыжком: по алфавиту, поскольку реакция одинакова – Кушанашвили, Никас Софронов… Петросян, его “инфернальная жинка” (А.Троицкий) и вся их поганая шобла, кроме Гальцева и еще одного, с гитарой, фамилию не помню.
2. Шагом: Миронов, Грызлов, Кудрин, Зурабов. Медведев и Жуков. Ряд депутатов. Трушкин-Коклюшкин и Лион Измайлов. Задорновы оба. Ресин, Вишневский, Генрих Боровик, Кучерена, Маслаченко. Нынешний Жванецкий. Миллионерша KП., любимое занятие которой – разбрасывать по полусотне комнат виллы бумажки и проверять своих рабов-молдаван на добросовестность, а также записывать их отзывы о ней на “жучки” и демонстрировать потом гостям… Жанна Агалакова. Иван Усачев. Малаховы оба. Борис Моисеев непременно, и дело не в этом, а просто противный, не душка, да и вообще сомнителен по части истинности своей этой самой, как ее… Зверев Сергей. Анита Цой, РЛ, Церетели…
3. Ну, и еще несколько харь… противно вспоминать, напрягаться.

- Так там других-то и нету, - говорит жена, которой фантомно, остаточно все еще нравятся ДБ и Соловьев, - и, тренируя испанский: No hay otros. Otros no los hay. No hay!

No hay? Значит, и включать не надо. А погода? А погода – это единственное, что в России всегда не очень. А криворотый замдиректора Института географии в телевизоре все одно соврет.

(no subject)

Нет мочи. С ударением на первом слоге, разумеется. Я в телевизор уже больше месяца не смотрюсь, разве что, иногда слышу какое-то похрюкиванье из бабуниной комнаты, а тут давеча идем мимо сельпо, и из метровой “плазмы” какой-то доходяга опять про этот ихний “стабфонд” тревожится, дескать, “возрастает сумма вклада!”… “скоро купим что нам нада!” Кто, мол, куда, а я в сберкассу. Хрен тебе, дядя, оттуда чего обломится. На чужой каравай…
Не об том думать надо. Стабфонд, может, и опасен, но не так, как пресловутая политкорректность. Старушкам из ИРЯ надо бы отложить вязанье и подумать, как это неуклюжее слово по-нашенски обозвать. Жаль только, слово “беспредел” уже забито. А ведь как ложится, однако…
Возьмем отношение к активным (и пассивным) апологетам однополой любви… Нет, не возьмем. Гетеросексуальные лапы прочь! Это дела сердешные. Тем более, тут, в глухой провинции, об этом просто смешно. Попробуй они тут выйди на площадь Ленина… Да на них… никто внимания не обратит. Лозунг “Гей, славяне!” потонет в камской (хамской!) пучине общественного безразличия. Ну, и фаллоимитатор с ним.
А ведь распоясавшаяся политкорректность со временем вполне способна разрушить неслабое государство, не говоря уже…
Вот Муська гоняет нашего драного кота, рукой на него машет, кричит ему и мухам “Бысь!”, а я вспоминаю симпатичный сериал “Звери на экране”, где подробно рассказывается о том, как американские защитники прав животных жестко отстаивают права тех же мух, тараканов и прочей живности, не говоря уже о мышах и тиграх. И если какой начинающий Тарантино муху обидит, ему будет сперва от властей предупреждение, а потом его кино вообще прикроют, да еще и ославят так, что ни один продюсер потом…

Да что там кино – вот жизнь:

1. Как-то мой ректор в К-вилле Мэни (на самом деле, он то ли Мануэль, то ли Маноло, но так ему покойнее: типа, не Кац он совсем, а Кацев уже) Ибаньес пригласил с утра позавтракать. Захожу к нему в кабинет, а он сидит, обхватив руками голову, и грустит – Ты (или Вы, в Америке это не поймешь) чего, спрашиваю? – В суд, отвечает, опять, в третий раз уже, тянут эти козлы (это он по-мексикански, конечно). Четверть миллиона вчинили, гады… Я спрашиваю, а чего вы сделали-то? Может, припарковались на парковке у временно-нетрудоспособного (тогда их еще гандикапированными разрешалось называть). – Да нет, - говорит, - скажешь тоже, это б тюряга обеспечена. Мы тараканов в общаге морили.

2. Приехал я как-то в СФ на курсы Интернета. Были такие, на заре этой революции в умах и карманах. Прихожу на курсы – все уже сидят по одной у пузатых мониторов, а одна рассказывает и показывает, как на клавишу жать. – У нас дорогой гость из далекой, заснеженной России! – Ну, тут, конечно, шум-гам-тарарам – все приглашают сесть рядом. Интернет, конечно, хорошо, но живой мужик пока не развалина это тоже интересно. Чтоб никого не обижать, посадили в одиночку, в смысле, одного.
Тут распахивается дверь, и влетает она - ослепительная, чрезвычайно рельефная… афроамериканка типа сестричек Уильямс – и с порога, захлебываясь от восторга: Ура! I’m HIV positive!... Ну, все курсантки сразу забалабонили: Боже, какая прелесть. Как это замечательно. Ко мне, умоляю, ко мне… А начальница говорит: Я понимаю, как всем вам хочется… но у нас гость. Эта честь по праву принадлежит ему.
Я уже тогда был в курсе, что воздушно-капельным… Но каждый раз, когда она заключала меня в свои объятия, радуясь появлению на экране – через полчаса после вызова – интернетовской картинки… одним словом, на следующее утро я уже был в глухой деревне на берегу Русской речки и кормил в Бодеге-бей знакомого тюленя, прославившегося на всю Америку тем, что орденоносец, герой трех войн и отец шести, кажется, детей схлопотал те же шесть лет (слава богу, кажется, условно) за то, что пульнул в это симпатичное бревно маленькой металлической скрепкой.

(no subject)

Отношение к женщине тут ни плохое, ни хорошее. Никакое. Предполагается, что баба должна вертеться круглые сутки, а мужик - пьяница - пить, а непьяница (редкость) - рассуждать о большой политике или о футболе.
Впрочем, и пьяницы - о том же, но более внятно и менее категорично.