Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

(no subject)

42-летняя женщина намеренно заразила своих детей коронавирусом, чтобы заразиться от них и переболеть в лёгкой форме. Но в итоге она скончалась, а одна из дочерей попала в реанимацию.
- собянинская Мослента -
Она повезла их специально в гости к знакомой, которая легко болела, чтобы они там заразились.

(no subject)

Первый то ли генеральный размышлизм, то ли танка:
“Ребёнок родился – и бежит, бежит…”
For D&J: A child is born... and on it runs. On and on.

(no subject)

По-прежнему неизменно о себе в третьем лице. Спросонья первая фраза: Мусечка кашку покушает и книжку почитает.
У неё уже с десяток имён… половину придумала для себя сама. Четыре-пять обычных, нейтральных: Маша, Муся (Мусь), Маруся, Мукуся. Для редкой самокритики есть две фразы: “Муся – колбаса” и даже расстрельное “Муся – порося”. Но зато в запасе всегда два особенных, ласковых самоопределения – Мусюнечка и Мукусечка (Мукукусечка). Это ее оборонный потенциал. В ответ на нравоучения, критику нескончаемых шалостей – в ход пускает именно их. Говорит, взывая к пониманию:
- Мукусечка – ребёнок.
Однако.

(no subject)

Д-р Б.Спок когда-то писал, что ребёнок, которому хочется что-то подарить родителям, дарит им единственное, что может сотворить сам – свежую какашку. Над доктором по этому поводу посмеивались, но, вероятно, он был абсолютно прав. С какой гордостью Маруська приносит наполненный её усилиями горшок, с какой гордостью комментирует… Словарь расширяется с каждым часом, вот уже и мишка не “колосапый”, а “косолапый”, и цвета постепенно становятся на свои места, но слов всё равно не хватает, и слово “кака” продолжает завоёвывать новые смысловые пространства. Сейчас у него два больших ареала – дурное и незнакомое. Ну, и чисто вспомогательное “писи”. Вот, например, разве мог представить себе художник Владимирский, иллюстрируя “Ключик”, что его рисунки будут спонтанно интерпретированы именно так, и не потому, что они плохие – они хорошие, а просто потому, что напоминают что-то более знакомое и понятное ребёнку:

- Что лягушечка делает?
- Лягушечка делает каку и ест бананы. Писи уже.
Или...

- А что Пьеро делает?
- Пьеро тащит каку.

И так далее.

(no subject)

В детстве я очень любил московскую телефонную книгу, “Список абонентов…” – так, кажется, она называлась. У нас телефон был, а у соседей нет, зато у них была эта здоровенная книга. И я ее листал, тыкал в нее пальчик. Мне нравилось находить там свою простую русскую фамилию. Но не мне одному – фамилия и первый инициал моего деда совпадали с фамилией и первым инициалом великолепного, и очень в то время, да и по сей день, знаменитого комического актёра с грустной судьбой. Звонков в любое время дня и ночи были сотни, в основном, дети, конечно: Позовите, пожалуйста, артиста такого-то…
Подслушка – а она наверняка была (из-за частых разговоров новомировской команды) – наверняка там с ума сходила.

Так получается, что фамилии – все смешные. Или неприличные. На своем языке не все, но на каком-нибудь отдельно взятом, или сразу на нескольких оставшихся в живых – все без исключения, могу спорить. Хорошо хоть, всеми тремя тысячами никто не владеет. Ну, Зализняк, Кнорозов, опять же Жириновский – эти, конечно, приближались... Еще ходили слухи насчёт папаши футболиста Кипиани, про отца певца Муромова… Дочки главковерха вот-вот подтянутся к заветному рубежу. Но чтоб все три тысячи, а хотя бы на одном из них любая фамилия звучит так, что хоть уши затыкай, - это уж извини-подвинься. Зуб даю. Во-во - конкретный пример. Прислали к нам в аппарат экономсоветника зама по фамилии Зубов. Советник Чугунов (тоже чего-нибудь этакое на каком-нибудь малаяламе) волосы на себе рвёт – как же этот хрен Зубов (первые три буквы трём другим русским соответствуют) на переговоры явится с таким-то заглавием? Ладно, проконсультировались со старшим переводчиком Кулоевым (неплохо звучит в полусотне стран), дали ему другую фамилию – Егоров (на местном диалекте ничего дурного, но где-то, может, на архипелаге Тэркс-и-Кайкос… ну, да ладно). У советника, который был поглощён борьбой с послом (воздвиг даже стену без калитки поперек суверенной советской территории, вынудив несчастных соотечественников обходить по барханам и буеракам, по пояс в песке) и почему-то с беременными женщинами, которых не мог видеть без истерики, от души отлегло, но только на неделю. Через неделю прислали ему второго зама по фамилии, естественно, Кривозубов.
А Шитовых я вообще не беру. О сколько их… на эту землю. И на ту тоже. Резидент то ли ГРУ, то ли ПГУ, то ли в Нью-Йорке, то ли в Вашингтоне. А первый посол на Кубе, но тот под псевдонимом поехал… И многие другие. А секретарь, кажется, Президиума Верховного Совета Шитиков… О перебежчике по фамилии Джирквелов я, кажется, уже упоминал – ведь нарочно не придумаешь.
А какой-нибудь Поцхишвили? А Цалкаломанидзе, прости господи? А Хлебников – в Грузии? А бывший сосед Муталибов в той же Грузии? А наш Талалаев в ООН? Да и фамилия великого педагога по-русски не очень. А несколько сот миллионов китайцев? А радость наша? Тоже ведь по-английски как-то двусмысленно звучит. Это в лучшем случае. Хотя, если Буш дразниться станет, тот может плакатик процитировать – There is a terrorist behind every Bush.
А примеры можно приводить и приводить. И если кто владеет всеми языками, тот вообще над любой без исключения в мире фамилией обхохотаться может.
А наш смех сокращает жизнь нашим врагам. У меня их нет, но на всякий случай.
Есть стимул.