?

Log in

No account? Create an account

НЕВНЯТНЫЙ · ХРЕНЬ


Митинги

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Репортаж знакомой, понравившийся многим:

Два митинга

24 декабря 2011, 23:45

В субботу в Москве прошли два митинга: митинг на проспекте академика Сахарова и митинг на Воробьёвых горах. Про каждый из этих митингов мне довелось услышать, что его организуют враги народа. Про митинг на Воробьёвых люди, чьё мнение имеет для меня вес, также уверяли, что туда прибудут «нашисты», маразматики и за мзду свезённая из провинции голь. А на митинге на Сахарова обещали засветиться люди, которых вот уж совсем не хотелось слушать.

Всё это меня несказанно удручало. И я решила поехать на оба митинга. Просто чтобы увидеть воочию и составить собственное мнение.

На Воробьёвых не было ни «нашистов», ни маразматиков, ни отребья. По крайней мере, они вели себя так, что совершенно не идентифицировались в качестве таковых. Здесь действительно были и москвичи, и люди из провинции – интеллигентные, спокойные, серьёзные. Пожилые, среднего возраста и молодые. Помогавшие друг другу: было очень скользко, кто хотел взобраться повыше – поддерживали. Хорошие люди. Только было их немного, тысячи полторы, может, две, не больше.

«Много здесь людей в норковых шубах? – начал Сергей Кургинян. -- Нет? Сегодня на Сахарова проходит гламурный митинг Ксении Собчак; она заявила, что это революция норковых шуб; да, Собчак хочет устроить революцию норковых шуб, но ватник и норковая шуба не совместимы! Они выбрали своим символом белые ленточки! Сейчас я сожгу эту белую ленточку!» Ну и так далее. Его стыдно было слушать. Именно потому стыдно, что некоторые вкрапления его речи – о жизни Москвы за счёт провинции, о русском народе-объединителе – представляются мне ценными, правильными, но, смешанные с агрессивным пустословием, они словно грязью забрызгивались. Хотелось сказать, что норок давно выращивают в зверосовхозах, что если не шубы, то шапки норковые – обычное дело. Что в России уже мало кто носит ватники – из присутствующих в ватнике вообще нет никого – а вот риторика ватников осталась… И о том, как невероятно глупо жечь ленточки. Я ушла с Воробьёвых гор.

На Сахарова было очень много народу. Это уже начинает звучать тривиально, но людей на самом деле было очень много. И были они не в норковых шубах. И вообще-то почти ничем не отличались от тех, что на Воробьёвых. Пожалуй, здесь было меньше лиц сосредоточенных, больше – весёлых. Я шла и шла вперёд, по улице Маши Порываевой, сквозь толпу, сквозь рамки, потом свободнее, потом снова сквозь толпу, которая была всё плотнее, плотнее, плотнее… Впереди загрохотал голос: «Это мы здесь власть! Мы здесь власть! Мы обещали прийти – и пришли. Мы здесь власть! Скажем вместе!» - Мы здесь власть! – закричали люди. «Это кто говорит?» -спросила я женщину рядом, хотя уже догадывалась, какой будет ответ. «Это Навальный», - ответила она. И его действительно принимали очень хорошо. Я с трудом пошла вперёд, в самую гущу толпы.
Говорил ещё кто-то, ждали Ольгу Романову, выступали (выступала?) какая-то женщина (женщины?), предлагали не снимать белые ленточки, когда уйдём с митинга… Вдруг женский голос сказал: «Я Ксения Собчак». И тут же, тут же вокруг меня – и за спиной, и с боков, и впереди – засвистели, заулюлюкали, заскандировали: «У-хо-ди! У-хо-ди! У-хо-ди!» - и всякие менее приличные вещи. Что бы там ни говорил Кургинян, Собчак не была нужна собравшимся на проспекте Сахарова людям. Но у неё, как и у Кургиняна, были микрофон и хорошие лёгкие, и она, не обращая внимания на мнение публики, высказала всё, что заблагорассудилось, хоть и охрипла под конец. Я расслышала только «У каждого должна быть своя партия; у сейчас меня нет своей партии, а я хочу, чтобы в России у меня была своя партия». Прошу прощения, если цитата неточна: её действительно было плохо слышно.
Выступал Яшин – продемонстрировал собравшимся своего бывшего «тюремщика», которого они с Навальным сагитировали прийти на митинг. Это было хорошо, это был знак того, что организаторы митинга (или некоторые из них) понимают: простые люди «по ту сторону баррикад» - не враги, а потенциальные союзники.
В толпе жил энтузиазм. Я бывала не на одном митинге – и почувствовала, чем отличается этот: здесь люди сознавали свою силу. Им хотелось кричать, давать оценки, действовать, требовать – и они верили, что имеют на это право. Я чувствовала, что сама начинаю воодушевляться энергией толпы. Продираясь сквозь людскую толщу, я была уже недалеко от сцены, видела экран с лицом выступавшего. Это был Константин Косякин. Он говорил о том, что все уступки, которые согласилась сделать власть, связаны исключительно с тем, что они увидели, как много людей собралось на митинг 10 декабря. «Они не понимают слов, - говорил Косякин. – Они понимают только силу». Сегодня на проспекте Сахарова в это как никогда верилось.

Мне пора было уходить. Я осмотрелась – здесь было уже посвободнее – и увидела решётку, которой было обнесено место собрания. За ней стояли полицейские. Прохода не было. А уходить пора было не только мне. Небольшая группа девушек и один мужчина направились к этой решётке и стали требовать её открыть. Я пошла с ними. Полицейские отказались нас выпустить: «Куда идёте? Здесь нельзя! Поворачивайте и выходите, где вошли!» Это значило – пробиваться сквозь огромную толпу по всему проспекту. Мы навалились на решётку. Полицейские, пыхтя, грудью стали нас отталкивать. «Вы не имеете права нас не пускать! – взорвался мужчина. – Я замёрз и мне надо домой. Вы должны были организовать выход с митинга! Почему вы этого не сделали?» «Вы должны были организовать выход! Пропустите немедленно!» - закричали мы. И они отступили. Нас было всего-то пятеро – и трое полицейских отступили. «Это митингующие должны организовывать выход», - угрюмо сказал один. И закричал нам в спины в последнем припадке административного рвения: «Вас всё равно дальше не пропустят! Здесь негде пройти!» Но оказалось, что здесь спокойно можно пройти, нас больше ни разу не остановили. И, уходя по Садовому кольцу от проспекта Сахарова, я прекрасно понимала: в том, что мы оказались способны прорвать нелепый полицейский заслон, большая заслуга осмысленной гражданской энергии митинга.

И голову в Пескова:
Митинг на проспекте Сахарова в Москве в субботу, 24 декабря, стал гораздо менее численным, чем ожидали организаторы, врёт первый заместитель секретаря «Единой России» Андрей Исаев.
«Мне кажется, что многие люди получили и в выступлении Владимира Путина «Диалог со страной», и в Послании Дмитрия Медведева ответы на вопросы, которые задавали, поэтому сегодня не вышли на митинг», — отметил Исаев.

..от 70 до 80 единовременно и сто-сто двадцать с учётом ротации.
Там:

Это не там, но просто фотка понравилась:

Ну, и хороший, естественно, репортаж Каганова:
http://lleo.me/dnevnik/2011/12/24_1.html
А вот ещё клевейшая фотка. Радулова - дура, но назвала её точно - "Октябрёнок-мутант".

Отменный ролик:
* * *