?

Log in

No account? Create an account

НЕВНЯТНЫЙ · ХРЕНЬ


Dum spiro, conspiro

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Стал бы я мараться - реагировать на какого-то очередного мудака с мудацким ником "вечный пэтэушник", но коль уж скоро речь идёт о человеке, прекраснее и бескорыстнее которого я за долгую жизнь не встречал и уже наверняка никогда не встречу..
Вот что писал об И.А., кажется, в 81 году, Лифшиц (о героизме далеко не всё, а "жизнь, отданная другим" абсолютно верно, без остатка):
..Жизнь Игоря Александровича Саца, героическая и скромная, жизнь даровитого человека, отданная другим, — яркая страница нашего времени. Шестнадцатилетним юношей он добровольно ушел в Красную Армию, служил в знаменитом Богунском полку, был ранен и контужен под Проскуровом в 1920 году. Полтора года ему пришлось лежать в госпиталях, пока молодой организм все же победил, хотя тяжелое повреждение позвоночника давало о себе знать всю жизнь. Случайная встреча с выдающимся музыкальным деятелем, у которого он учился в Киевской консерватории, Б. Л. Яворским, вернула Игоря Александровича к искусству. Происходя из очень культурной семьи (его старший брат Илья Сац был известным композитором), он жил музыкой, но глубоко понимал и литературу и живопись. Во всех этих областях И. А. Сац был не случайным гостем, а человеком самостоятельного, высокого вкуса. Но особенно характерна для него рыцарская готовность жертвовать собственным успехом для других.

Особое подозрение вызывает Игорь, пишет некая говяшка в сообществе ru_history..

А вот как об Игоре Саце пишет Войнович (выдрано говяшкой из контекста, к тому же Войнович известный брехун, в то время, отчасти радением того же И.А., юный нувориш):
— Читайте Ленина, — говорил мне Сац, — и вы все поймете. Прочтите для начала «Что такое „друзья народа“ и как они воюют против социал-демократов?». Или «Материализм и эмпириокритицизм». Или «Государство и революция». Или — еще лучше — потратьте время, прочтите внимательно полное собрание его сочинений, и вы увидите, что у него написано все про все.

А вот что пишет далее в своём посте говно из сру_history (пунктуация автора):
Судя по биографии Игорь Сац это ортодоксальный ленинец и с большой вероятностью связанный с ЧК-НКВД, которого возможно специально приставили присматривать за Луначарским, тем более, что Лифшиц намекает, что он практически мягко цензурировал тексты Луначарского.
И если допустить, что семья Сац имела связь с НКВД, то и брак Луначарского с Сац-Розенель выглядит как провокация НКВД по типу Моники Левински, целью которой было разрушить очень влиятельный блок Луначарского-Богданова скрепленный родственными отношениями через брак с сестрой Богданова.
Связка Богданов-Луначарский-Горький могла конкурировать даже с авторитетом Ленина, а уж о всяких Сталиных и Троцких нечего и говорить, и получается, что все были заинтересованы в разрушении этого блока: и троцкисты, и сталинисты, и просто уверовавшие в диамат честные чекисты...
Неплохо было бы современным историкам покопать вокруг этого Игоря Саца на предмет его связи с ЧК, и если они всплывут, то брак с Розенель сразу станет очень подозрительным, и станут понятны ее выходки вроде появление на публике в царских бриллиантах? - пишет недавно говно.

В коментах мудаку советуют цитировать Войновича целиком:
"Мы с Сацем сидели у него в его отдельной двухкомнатной квартире без туалета. Туалет общий находился в конце длинного коридора. Но отдельная квартира даже без уборной -- роскошь, по тем временам неслыханная. К тому же столь удобное расположение -- на углу Арбата и Смоленской площади. Тут же тебе метро и один из самых больших в Москве гастрономов. Мы пили водку, закусывали жареной картошкой с ливерной колбасой и разговаривали. Любовь к подобному препровождению времени была у нас общей, несмотря на разницу в летах -- мне 29, а ему вдвое больше.
Фамилия Сац дала России целый букет са­мых разных талантов. Известный в свое время композитор Илья Сац приходился Игорю Александровичу дядей. Дочь дяди Наталья Ильинична, смолоду угодившая в лагеря, была потом известна как драматург, режиссер и многолетний руководитель детского театра. Сестра Игоря Наталья Александровна Сац - Розенель прибавила себе третью фамилию, выйдя замуж за ленинского наркома просвещения Анатолия Луначарского. Другая сестра -- Татьяна Александровна -- была хореографом, руководителем балета на льду и тренером многих известных фигуристов. Сын Саша стал потом известным пианистом. Сам Игорь Александрович тоже начинал как пианист и, как я слышал не от него, подавал очень большие надежды. Но после ранения в руку еще в Первую мировую войну был вынужден эти надежды оставить. Стал литературным критиком и редактором. Владел несколькими европейскими языками, знал многих знаменитых людей своего времени: у Николая Щорса был адъютантом, у Анатолия Луначарского -- литературным секретарем, дружил с Андреем Платоновым, Михаилом Зощенко, Александром Твардовским и... со мной.
Осенью 1960 года, когда моя повесть "Мы здесь живем" была принята к печати журналом "Новый мир", Игоря Александровича дали мне в редакторы, на чем мы с ним и сошлись. К моменту нашего знакомства он был уже совершенно сед (волосы густые, белые с желтизной) и беззуб. Что-то с ним случилось такое, что дантист предложил ему вытащить все зубы, и он согласился. Зубы удалялись четыре дня подряд (по нескольку штук за один раз). Жена Саца Раиса Исаевна (Линцер (1905-?), вдова моего родного дяди писателя Виктора Александровича Дмитриева (1905-1930)- М.) выдавала мужу скромную сумму, чтобы после каждого удаления он мог ехать домой на такси. Он, прикрывая окровавленный рот рукой, добирался на общественном транспорте, а проездные деньги тратил на четвертинку (скорее всего, брехня - см. версию Лакшина-М.). Выпить он любил, но подчеркивал, что он не алкоголик, а пьяница, потому что пьет только по вечерам и в компании (кстати, за пятнадцать лет моего каждодневного сознательного с ним общения я ни разу не видел его хоть немного пьяным, да и можно ли напиться 125-ю или даже 80-ю граммами, а они никогда не добавляли; Твардовского тоже - он от выпитых ста граммов только мрачнел. Некрасова видел пару раз сильно-М.). В описываемое время его вечерней компанией часто бывал я. Меня удивляло, что любую пищу и даже хлебные корки он ухитряется пережевывать одними деснами. Но понимать смысл им произносимого было непросто. Из-за беззубости он шамкал, при этом говорил так тихо, что я не все слова разбирал, сколько ни напрягался, а кроме того, свою речь он часто прерывал долгим, громким, заливистым смехом и при этом заглядывал мне в глаза, принуждая и меня смеяться вместе с ним, что я и делал из вежливости и через силу. Поводом для смеха были остроумные, как ему казалось, цитаты, приводимые им в доказательство его мысли из любимых авторов: все тех же Щедрина, Зощенко и того же Ленина, который, по мнению Саца, тоже был очень большой сатирик.
[...]
Он мне много рассказывал о Луначарском, который был, по его мнению, высокообразованным человеком и талантливым драматургом. Автором пьесы "Бархат и лохмотья" и героем эпиграммы, звучавшей так: "Нарком сшибает рублики, стреляя точно в цель. Лохмотья дарит публике, а бархат -- Розенель". Был и анекдот о наркоме и двух его дамах -- Сац (фамилия) и Рут имя). Когда привратника спрашивали, где его хозяин, тот (по анекдоту, а может, так и было) отвечал: "Да бог их знает. Они то с Сац, то с Рут"."

Войнович, конечно же, брехун и глуповат, но этот текст, несмотря на ряд фактичесих неточностей и натяжек (далее он пишет, что заявился уже сильно "под мухой" Твардовский и стал читать "Ивана Денисовича", что - я на протяжении более десяти лет едва ли не каждый день бывал в комнатёнке И.А. и Раечки (так я называл её до самого отъезда к сыну в Вену) - весьма сомнительно, хотя чёрт его знает.

Ну, да ладно. К чему это я. Да ни к чему - просто он не может ответить - какой-то говяшке-то ладно, а тем знаменитостям, кто ему многим (если не всем) обязан, а не преминут при случае пнуть ногой. Вот, в частности, Нобелевский лауреат, которого цитирует Борис Кушнер:
..Твардовский не имел ярких друзей: свой первый заместитель (недобрый дух) Дементьев; да собутыльник, мутный И.А. Сац, шурин и посмертный оруженосец шутовского Луначарского…»
Мне (БК) довелось знать Игоря Александровича, а его сын — замечательный пианист, музыкант и педагог Александр Сац — мой друг уже десятки лет. Вклад высокоталантливой семьи Сацев в русскую культуру широко известен. Игорь Александрович был ясным, светлым человеком, глубокого ума и обаяния. «Мутно» воображение Солженицына, его собственное восприятие мира.

Точнее не скажешь. Ясным, светлым, абсолютно бескорыстным, готовым в любую секунду прийти на помощь и отдать всё совершенно незнакомому человеку в беде, изумительно красивым внешне до самой смерти и пользовавшимся (хоть и без единого зуба) бешеным успехом у женщин, ибо, как я уже когда-то замечал, нет ничего сексуальнее мужского интеллекта, а тут как раз имелся совершенно уникальный.. конечно, он был далеко не безгрешен, но по своему отношению к людям был истинным праведником, без которого, по словам того же Исаича, "не стоит село".

Когда Игорь Александрович умирал (это 81, кажется, год), и вокруг его постели в больнице столпились врачи, он собрал последние силы и крикнул:"Убирайтесь все вон! Дайте хотя бы умереть спокойно".
Почти тридцать лет прошло, а уродам всё неймётся. Будь он жив, вмазал бы кому надо по морде, как тогда, в какой-то компании, где крупный чиновник (чуть ли не член ЦК, вроде) стал вслух сомневаться в "сталинских репрессиях".
Подробно и справедливо пишет об Игоре Александровиче лишь замечательный В.Я.Лакшин -http://books.google.com/books?id=Rrt6UlAlUIIC&pg=PA52&lpg=PA52&dq=%D0%9B%D0%B0%D0%BA%D1%88%D0%B8%D0%BD+%D0%A1%D0%B0%D1%86&source=bl&ots=O7KXVBaAsn&sig=x7AX02I_ao6DvJP7HNViIr53P-g&hl=en&ei=j5f3TPqFMJHtOZHz3boI&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=2&ved=0CBcQ6AEwAQ#v=onepage&q=%D0%9B%D0%B0%D0%BA%D1%88%D0%B8%D0%BD%20%D0%A1%D0%B0%D1%86&f=false, хотя и тут - в том, что я знаю - немало неточностей - Владимир Яковлевич, верно описывая комнатку И.А. на моём, четвёртом этаже, говорит, что там стоял рояль, хотя рояль бы там не поместился, даже если бы ничего другого там не было - там, слева у стены, стояло Сашино пианино, а рояль появился в отдельной (самой большой из трёх - 13 кв.м.) комнате новой "квартиры" (аналогичной нашей) уже на шестом этаже. И про меня там есть неточности - его орденами и медалями, советскими и трофейными, я действительно "наградил" особо отличившихся "тимуровцев", но сам не надевал; мой не шибко грамотный дед, почему-то называвший обожаемого им И.А. "Горя", не был членом родительского комитета, а ордена и кресты потом собирали не "по всему дому", а по всей Москве. А вот ругать он меня не ругал, не пожурил даже, только посмеялся. Но это мелочи.
* * *
* * *
[User Picture]
On December 3rd, 2010 04:56 pm (UTC), gptu_navsegda commented:
я не пойму почему вы так разволновались? я всего лишь предположил, что брак Сац-Розенель и Луначарского был организован по политическим мотивам через агента НКВД Игоря Саца - брата Розенель.
Это все происходило за долго до ваших переделкинских пьянок с Сашей Сацем, и вы вряд ли что-то можете знать на эту тему.
В самой связи Саца с НКВД я не вижу ни какой моральной крамолы, я даже не думаю, что Сац был организатором это спецоперации, - он видимо просто выполнял партийное поручение.
[User Picture]
On December 3rd, 2010 05:07 pm (UTC), made_of_honor replied:
Чтоб я из-за такой полоумной хрени да ещё волновался.
Задолго пишется вместе.
Покойный Саша, насколько мне известно, спиртного в рот не брал, так что какие ещё нахрен мои с ним "переделкинские пьянки", с ним где-то дружил какой-то Кушнер. Сам Саша, вроде бы, оказался по жизни порядочным говном, но отец за сына не отвечает.
Всех благ.
* * *

Previous Entry · Leave a comment · Share · Next Entry