made_of_honor (made_of_honor) wrote,
made_of_honor
made_of_honor

Categories:

За что боролись!

Естественно, вспомнил, как видел её лет сорок пять назад в вестибюле на Плотников пер., 12 - я сидел там в тесных белых слэксах, развалясь на диване, двадцатидевятилетним загорелым лицом ко входу с улицы, в ожидании появления из лифта Председателя Коммунистической партии Венесуэлы Густаво Мачадо, в свои 75 уже оприходовавшего с утра 0,75 "Джонни Уокера" пополам со своей всегда весёлой женой Эльзой, бывшей до него законной женой трёх или четырёх венесуэльских президентов, тёщей сына знаменитого писателя Мигеля Отеро Сильвы, ныне главного редактора ведущей оппозиционной газеты, которой, Эльзе, не газете, по обыкновению было заявлено, мол, Эльза, рыбонька (весом килограммов под 200), мы сейчас поедем, Мигель, вызови, пожалуйста, "чайку", и ты, наконец, увидишь, как покупают русские! (он имел в виду общий ГУМ, но по пути мы неизменно оказывались в "секции" напротив Мавзолея), короче, я сразу узнал её, как только она вплыла в сопровождении такого же по весьма внушительным габаритам чиновника, судя по всему, немалого ранга, только не из Международного отдела - там я знал всех в лицо и морду, а может, и вообще не из ЦК, не важно, но так или иначе младший лейтенант Волков, престарелый помощник администратора и отец Кости Волкова, а в этот момент главным был жутко свирепого вида генерал-лейтенант в отставке Степанов, якобы бывший командующий фронтом, что, как потом выяснилось, было враньё, а он не генерал-майор, а только второе, не поспешил к ним с вопросом, мол, кто такие и какого, собственно, ну, и далее, а это значит, что была заранее отмашка или звонок пропустить, и они, чуть притормозив при входе, пересекли мраморный вестибюль, причём этот её то ли поклонник-театрал, то ли любитель слоноподобных дам в принципе, жестом амфитриона влёк её мимо книжного киоска к киоску сувениров справа в торце, и она покорно и очень как-то робко, то и дело озираясь по сторонам, по-видимому, впервые оказавшись в месте, о котором не раз слышала восторженные рассказы, семенила и ожидала, что сейчас перед ней, наконец, распахнутся златые врата исполненных импортных товаров и чудес спецзакромов Родины, и, и наконец, предстала перед взором худенькой продавщицы и тёзки Гали, или в тот момент за прилавком была её сменщица-толстушка Людмила, а на стеклянном прилавке и под ним были разложены совершенно стандартные, точно такие же, как пылились в заурядных арбатских киосках неподалёку, унылые матрёшки и сувениры в виде первого искусственного спутника Земли, гипсовых и чугунных бюстиков Ильича и прочая дребедень, а из вожделенного дефицита присутствовали лишь сигареты "БТ" и новинка - "Союз-Аполлон", но тут сопровождавший её господин, по-тогдашнему товарищ перегнулся через прилавок и что-то зашептал Людмиле (или Галине, не помню), и я услышал только волшебную в тех краях фамилию "Барабанов" - продавщица юркнула в простенок и вскоре вернулась с голубой в форме кубика коробочкой, и в разных концах вестибюля знаменитой на весь повстанческий мир гостиницы "Спасибо", прозванной так благодарными революционерами за абсолютную бесплатность всего и вся, один или два руководителя братских коммунистических и рабочих партий, несколько ошивавшихся там в этот момент дежурных офицеров седьмого и девятого главков и красавица Светлана Лукина, дочь расстрелянного генерала М., впоследствии вышедшая замуж за заведующего сектором Латинской Америки, Героя Советского Союза Михаила К., а также целый ряд других неопознанных до сих пор и давно скончавшихся в своей постели мирно, или в страшных судорогах товарищей, ныне господ, разом выдохнули:
- О-о-о,"Клима"!..
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 25 comments