?

Log in

No account? Create an account

НЕВНЯТНЫЙ · ХРЕНЬ


Будут деньги, дом в Чикаго..

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Неужели уже десять лет пролетели.. кажется, что я только-только дописал вот это:
http://made-of-honor.livejournal.com/85543.html
А виделись мы с ним в последний раз.. указательным по правой ноздре - ровно 22 года назад.
Я вот к чему - часто так бывает, что вспомнишь кого-то давно ушедшего, и не просто его или её (её, кстати, мне особенно всю жизнь) жаль, что померли - рано, как она, или ничего, вроде, по срокам, как он, а главное - что чего-то не увидели, что случилось (или появилось) хорошего после ихней смерти. Я крепко запомнил, как нелегко им обоим пришлось в Америке в начале девяностых - мотались с места на место, на последнем экзамене на врача её, рентгенолога, каждый раз валили, и в конце концов они осели а Литл-Роке, Аркансо, где он и помер в хосписе от рака лёгких ровно десять лет назад, двенадцать лет спустя после нашей с ним последней встречи.. А вчера звонит жене Наташа Х., дочка "Дяди" из "Судьбы барабанщика" (ближайшая подруга той.. ну, да ладно) и рассказывает, что та Наташа, вдова его, работает в этом самом Городе Миллионеров, и зарплата у неё аж 300 тысяч в год! Купила там большой дом и воспитывает двух внуков, наполовину чиканос, типа того.. Может такое быть, чтоб триста тысяч? Чего-то многовато - помню, как он завидовал своему старшему брату, которого кондратий хватил на работе, и у того пенсия стала не 600, как у него, а "целых 1400!". Да нет, говорят, нормально, психиатры, говорят, по 450 зашибают. Да чёрт с ними с тремястами, в конце-то концов, даже если двести пятьдесят - вот бы он порадовался, если б узнал..
Да, пару лет назад я случайно наткнулся на блог его внука где-то, ВКонтакте, что ли - так вот он о деде своём почти ничего не знает. Я сегодня упомянул Будённого, а вот чего - чёрт(ишвили) его знает, байка то или быль, но очень похоже на правду - рассказывает Борис Акунин:
Одно время я работал вместе с замечательным арабистом Владимиром Соломоновичем Сегалем, воспитавшим не одно поколение мгимошников. Он переводил на встречах высшего уровня, а для работы с обычными делегациями выпускал аспирантов – но сам при этом находился неподалеку, чтоб в случае чего придти на помощь.
Однажды на какой-то советско-иракский прием, где ученики Сегаля переводили, а сам он прохаживался да прислушивался, прибыл маршал Буденный.
Надо сказать, что во время Первой мировой войны, еще вахмистром, Буденный воевал в Междуречье и с тех пор считался в Ираке большим героем. (Потому он, надо полагать, и приехал на прием). Было Семен Михалычу в это время под девяносто.
Увидев прославленного маршала, иракцы сгрудились вокруг него, стали говорить всякие торжественные слова. Маршал слушал, приложив руку к уху; аспирант пыхтел-переводил; Сегаль стоял позади, контролировал.
Вдруг один из арабов, расчувствовавшись, воскликнул: «Господин маршал, позвольте вас поцеловать!» А переводчик как воды в рот набрал – то ли оробел, то ли не понял. Тогда Сегаль просунулся между иракцев и отчетливо, назидательно говорит (переводчику): «Гос-по-дин мар-шал, поз-воль-те вас по-це-ловать. Ясно?»
Довольный, что всё расслышал, Буденный разгладил усы, крякнул, взял маленького Владимира Соломоновича за виски, прижал к своей орденоносной груди и трижды облобызал могучим конармейским поцелуем.
* * *