made_of_honor (made_of_honor) wrote,
made_of_honor
made_of_honor

Sine Iraе est Studio

To Lara.

Вчера на единственной понедельничной паре с первокурсниками веселились до упаду, ржали все восемь, как кони (явно небедный, судя по гардеробу и вообще, аспирант-анголец Бельчор Себастьян и странноватый юрист Эдуард) и лошадки (девушки и женщины от 23 до около 45, очень разного толка или без оного, но мне какой интерес) - это я им сказал, между делом, что настроение у меня превосходное, впервые где-то за последние лет тридцать, а они удивились, мол, а разве у Вас хоть когда-нибудь бывает другое (чего-то это малость похоже на древний анекдот, как Рабинович решил жениться), а я говорю, дескать, да если б вы только знали, господи мой боже, ведь оно у меня всегда было от никакого до отвратного, пока позавчера я не наткнулся со стороны жены на лекарство, которое, тьфу-тьфу не сглазить, кажется, мне прямо-таки помогло, пусть и временно, и я впервые за долгие годы совершенно нормально спал, забыл про чёртовы капли, помолодел внутри и даже, говорят, снаружи, и тому подобное, но никто из восьми мне, конечно не поверил, а только все хором спросили, мол, а как же так может быть, что мы ни разу не заметили у Вас дурного расположения духа, а я говорю, мол, что это исключительно потому, что моё настроение не должно распространяться на вас, потому как я сюда хожу исключительно, или почти исключительно, для того, чтобы на последнем отрезке дурацкой жизни принести хоть какую-то призрачную пользу хорошим людям, которые, по моему разумению, те, которые (тут лучше было бы "что") узрят в моих занятиях хоть малую толику пользы, которой в них, занятиях, на первый взгляд (на третий и восьмой тоже), такая малая толика, что лишь самый умный, проницательный и дальновидный человек..
- Фигня это ваше новое лекарство, - говорит сидящий за моей спиной Эдуард, узкоглазый, может, мордвин, или чудь какая белоглазая, по фамилии когда-то мой любимый спартаковский нападающий, недавно скончавшийся, - это всё самовнушение, не более, через пару дней..
Хотел я сказать, мол, спасибо, Эдик, или, наоборот, ах ты козёл, но не успел ни того, ни другого - все шестеро девушек и женщин - Таня, Нелли, Маша, Оля, Соня и Наташа лет 45 - накинулись на него, как дикие кошки, а "Бел" Себастьян, аспирант, выпускник Луганского университета (BA&M) из солнечной Луанды смотрел сбоку, посверкивая из своего угла белками, может, и не совсем понимая в чём дело, но за компанию с девицами осуждающе, и "ах ты козёл!", я надеюсь, подумал про себя (вернее, про Эдуарда) по-португальски с ангольским акцентом, типа E o bode или Bem, tolo!
Ну, вот. Поскольку от занятия осталось ещё некоторое время, я говорю:
- Вон на нашем новом сайте кто-то про меня написал в биографии (вообще-то надо было согласовать с жертвой, чего за хрень там пишут городу и миру, хоть и комплимент), что я, дескать, придумал какую-то новую "манеру общения со слушателями, которая доказала свою эффективность за почти двадцать лет его (то есть, моей, грешной) педагогической деятельности". Это всё, знамо дело, хрень, говорю. Никакой манеры я не придумывал. Мой успех, если на таковой тут есть хоть малейший намёк, объясняется вот чем: любить всех людей (как и убить, впрочем) невозможно, да и ни к чему. Но если всех, кто к тебе в 516 приплёлся, заведомо не уважаешь как отдельных личностей, ходить сюда совершенно незачем, так ходить - только всем вредить, а это не по мне. Я тут всех пятьсот с лишним практически бесплатно уважал и уважаю "за почти двадцать лет педагогической деятельности", особенно вечерников, как вот вы, что после рабочего дня на две или три "пары" прибегаете к шести сквозь снежные заносы, пробки в метро, грязь непролазную поверх богомерзко склизкой собянинской плитки на Ордынке, ну, кроме одной тётки под два метра ростом, Ира Р. её подлое имя, которая в прошлом году на первом же занятии заявила: "Послушайте, ваши актёры (это, кстати, про лучшую актрису Великобритании и Северной Ирландии, в том числе) так отвратительно играют, что я ничего не понимаю!", а я так на неё взглянул, что она вышла вон и больше в институт не возвращалась, даже большие деньги, что заплатила за учёбу, бросила с расстройства), короче, всё дело..
Тут дама, которой скоро пятьдесят, многозначительно поглядела на часы и тихонько так говорит:
- Осталось восемь минут..
И мы ещё успели посмотреть очень смешной короткий эпизод из фильма и даже перепереть его на язык родных осин.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments