March 9th, 2009

Откуда что берётся..?

Читаю сейчас Маруське "Алису" и легко ловлю себя на мысли, что сам я её, "Алису", не читал, так что мне внове, а ей, Маруське, - нет. Замечаю при этом, что она и сама читает про себя, но в другом месте, со своей, правой, стороны (при этом неотрывно мониторя меня), а после, когда я читаю на правой странице, она тихонько комментирует. Дохожу до места, где Червяк курит кальян. Там ещё фраза типа "и зачем это?" (пропускать дым через воду), а потом что-то вроде "и зачем вообще люди курят?". Я делаю упор на "зачем вообще?", потому как после сорока пяти лет цепного курения понял, что для меня это занятие было совершенно зряшным, а Маруська отвечает:
- Червяк - мужчина, он должен курить. Мужчины должны курить. Женщины - нет.
- Но ведь я не курю, мама - тем более, дедушка твой, дядя Саша..
- (ехидно) Ты говорил, что курил (где!? когда?! - зуб предпоследний даю - не говорил я этого ей, хотя насчёт "мужчины должны, женщины - нет" она уже, как минимум, во второй раз), а мама - нет, конечно, женщины и не должны. Да, я ещё мультик смотрела про Карлсона - там папа Малыша курит, он мужчина, а женщина Фрекенбок его за это ругает, но она ведь не очень хорошая женщина, поэтому её можно не слушать. Папа Малыша - он хороший папа, и мужчина, поэтому..
Откуда это, чёрт возьми? Но тон абсолютно исключающий любые сомнения, и любая моя дальнейшая риторика и аргументация вянет на корню.

(no subject)

Наверняка все это прекрасно знают, а я вот нет - в смысле, почему в России чёт цветов на похороны, а нечет - наоборот. Вот еду сейчас в лифте с фантастической красоты (хотя всем известно, что я категорически не по этой части, но объективность) молодым мулатом с дредами, он по мобильнику спрашивает у к кому едет, какой этаж, и я слышу знакомую по первому курсу института цифру cinco, а в руке у него два цветка - темно-красная роза и белая. Когда он сошёл на пятом, я говорю: "Братишка, тут два-четыре-шесть не дарят". Он: "Почему?!". Это, говорю, когда траур, помер когда кто. "Боже, - говорит, - а что же мне делать? За третьей бежать не с руки, а одну выкинуть жалко". "Н-да, - говорю, сунув ногу меж дверей лифта, - а ты в каждую руку по цветку, хорошо хоть, они у тебя разные, когда на пороге обнимешь, и так и подари, только чтоб не вместе.." Ногу убрал, створки злобно рявкнули, лифт поехал, а его благодарственные вопли я слышал и на своём восьмом.