made_of_honor (made_of_honor) wrote,
made_of_honor
made_of_honor

У дороги чибис..

С годами множатся не только хронические болячки, хотя уж лучше несколько по три, чем та самая за пять, но и непрошенные дежавю, которые.. ну, понятно, и мне всё настойчивее начинает казаться, что я, как сейчас говорят, хоть так и не научился плавать ни в одном из подвернувшихся за полвека всевозможных морей и океанов, склею ласты, поперхнувшись очередным - например, вон Денис Викторович Д., да как изящно, презрев наставление Даниила Хармса, рассказал свой сон под Седьмое ноября из таджикской жизни тридцатых, а мне сразу кажется, что я где-то это уже слышал, или это только кажется, мерещится, блазнится, в смысле. Беда-с.
Вот и давеча ближе к ночи сразу два подобных казуса приключились, один за другим. А ведь всего-то моя мама Ирина Сергеевна Ф. за столом про меня во младенчестве, точнее, в раннем сопливом детстве моём всегда рассказывала две вещи: во-первых, как я, осваивая русский алфавит, некую букву на себе демонстрировал, и, во-вторых - это как все за столом на Седьмое ноября сидели, и вошла наша жиличка из крохотной комнатки окном на Садовое, которую мама сдавала за копейки, пока отец гостил у хозяина в Норильлаге, Ася Львовна Гуд (это эстрадный псевдоним, но на удивление меткий, ибо мне и по сей час кажется, хотя, не исключено, что лишь только кажется, что я по-прежнему ощущаю обнажённой младенческой задницей её бескрайнюю, так похожую и по ощущениям, и по "королевским" масштабам на мой водяной матрас в резиденции Буша-старшего в Кингсвилле, штат Техас, гру.. нет, это не ГРУ, а грудь) - ярче некуда эстрадная пианистка и певица родом и всем прочим из Одессы (а померла не так давно в Сан-Диего, а сижу я сейчас на дарёном жене перед её отъездом стуле), жена эстрадника тоже, похожего и статью, и чертами, только гораздо мужественнее, на прикормленного цупермана Сигела, который Яков Вольфович, почивший сравнительно молодым чуть ли не прямо на сцене в ЦДКЖ, оставил (не завещал, потому как помер скоропостижно, а именно оставил после себя мне никому не нужные после его ухода и со сцены, и вообще) три совершенно потрясающие и уникальные вещи, весь свой реквизит: вырезанную из фанеры чёрную бомбу с литерой "А", рыжие штиблеты "на манной каше", о которых в ту пору не мог и мечтать ни один стиляга за неимением таковых в природе, причём со знаком доллара на обеих каучуковых подошвах, и, наконец, огромную, метра два на три или даже четыре карту СССР, у которой в районе Новой Земли была крохотная латунная застёжка, незаметно коснувшись которой - рано или поздно Роскомнадзор по инициативе ручного гамадрила от ЛДПР узаконит чёртову разносубъектность - огромный зелёный прямоугольник отваливался назад, и там, в кроваво-красных тонах и с усами.. ну, понятно, так вот зашла эта самая Ася Львовна, и все соседи разом:"Асенька! Да как же вы чудесно, как потрясающе превосходно вы выглядите!", а как только, не присев, она, оставив после себя удушливую тучку "Красной Москвы", выпорхнула "на минутку, руки сполоснуть" в восьмдесятидвухсполовинойметровый коридор, все опять же хором:"Боже! Как она постарела..", и тут я, сидевший спиной к столу на полу в углу у лубяной коробки с игрушками, говорю вдруг почему-то басом:"Ну, - говорю, горестно при этом вздохнув, - годы-то идут..".
Чего я это - и то, и другое - давеча вспомнил, уже и не помню. Да и не важно.
Какая теперь к чёрту разница.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments