made_of_honor (made_of_honor) wrote,
made_of_honor
made_of_honor

Я мельком слышал про сходство обаминого предвыборного лозунга "Мы можем!" и татарского, только не знал, как татарский звучит, или даже знал, слышал, то есть, но не обратил внимания. А ведь чуть ли не с детства не раз слышал и употреблял даже это выражение, помнится, даже ещё в играх и беседах с пацанами в арбатских переулках, причём именно в значении клятвы, верняка, слово даю и т.д. "Без булды!" - то есть, без обмана, без "базара", именно так мы и нам говорили. А сейчас на плакате увидал "Без булдырабыз". Без булдырабыз.
На Арбате был магазин плакатов и репродукций в дешёвых рамах и без, если идти от моего дома по левой стороне, а не по той где Пушкин, Окуджава и симпатяга Леонид Харитонов. Там, как войдёшь в магазин, сразу налево был небольшой прилавок, причём плакаты и репродукции пахли совершенно потрясающе по-своему, а отдельчик "Филателия" по-своему, и я помню этот волшебный запах чуда и мечты - марки! И горделивая тётка-продавец, тамошняя королева в кудельках. Часами толклись мы около этого прилавка с альбомами, кляссерами, блоками и сериями в полупрозрачных бумажных пакетиках. А чуть не доходя до двери магазина был замызганный подъезд, и там шпанистые переростки торговали вожделенными "колониями" с жирафами и бегемотами. Однажды я выпросил у мамы - это ещё Джугашвили был жив - целые три рубля - не "трёшку", а именно три рубля, зеленоватая такая бумажка, и вошёл, в первый и последний раз в эту пещеру свободного предпринимательства. Там на подоконнике сидели два шкета лет пятнадцати (а мне лет семь), курили папиросы и сплёвывали сквозь зубы на грязнючий кафельный пол. Я купил у них за три рубля тоже зелёную какую-то "колонию" - тускло-зелёная рамка и чёрный рисунок внутри. Отдал три рубля, взял марку, а один из них и говорит:"А рупии где?" Тогда в моде было индийское кино: Радж Капур, "Бродяга" и "Господин 420" - по десять раз смотрели, каждый кадр помню, а фраза "Я Соначанд Хармананд!" была любимым мемом и паролем ещё до "И не вздумайте шутить, Штюбинг! Если со мной что-нибудь случится, фон Руммельсбург..", ну, и так далее. Словом, этот гад мне и говорит что-то типа:"Я сейчас позырю у себя в кармане - не найду, по ... бью?" Чего мне было делать - я точно знал, что деньги у него в нагрудном кармане "бобочки" - так эти уродские куртки назывались. Бьёшь, говорю. Без булды? - переспрашивает он. Без булды, - отвечаю и сам удивляюсь, что не плачу, от страха, наверное, и не плачу. Ну, ладно, говорит он снисходительно и достаёт смятую бумажку. Беги, корешок, вон мамка твоя заждалась, и он ткнул грязным кривым пальцем мимо своего левого уха в окно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments