made_of_honor (made_of_honor) wrote,
made_of_honor
made_of_honor

Впервые увидел и услышал, что у Маруськи в огромном дворе прочное реноме благотворителя - давеча, пока шли мимо четырёх скамеек с бабульками, три из последних обратились к ней уважительно: "Мария!" и справились насчёт судьбы какого-то бездомного котёнка, на что она отвечала примерно одинаково:"Котёнок пристроен, с ним всё в порядке". Одна из старушек переспросила, куда, мол, вроде, ты говорила, что мама похлопочет насчёт питомника, но в ответ Маруська на ходу - у нас всё было расписано по минутам, и до шахматного клуба надо было успеть ещё в обувной за непременно сиреневыми, типа резиновых, сапожками - пояснила, что ей удалось обойтись без этого: котика взяла к себе домой подруга, пятым или шестым, он доволен. Одна из старушек с последней лавки попросила пристроить в "этот твой" питомник бездомную собаку - Это какая? - спросила Маруська тоном точь-в-точь Промокашки "про Лилю", - Рыжая? Да нет, не рыжая - эта новая, белая, вон, посмотри - на крыльце, в коробке сидит.. Осмотрев собаку, Маруська крикнула с крыльца:"Я непременно вечером разберусь! Что-нибудь придумаем, пристроим..", и мы погнали дальше..
Я обожаю ходить с ней в магазин - любой, хоть продуктовый, хоть обувной, всё равно, и рад любой возможности - это как бы то, чего мне всю жизнь не хватало, наверное, с того момента, когда года в четыре я вызвался сходить в булочную на Смоленке, на углу Рещикова переулка, и, когда подошла моя очередь, продавщица меня из-за прилавка не заметила, и на мой вопрос:"Тётя, а сколько стоит эта булка?", естественно, заговорившись с кем-то, не ответила, и я расплакался, но дед, который шёл за мной следом, спас положение, хотя детская травма осталась на всю жизнь. Короче, я всю жизнь старался избегать этой для меня пытки, когда я там один, но раз в полгода всё равно приходилось, особенно в разных странствиях, и приходится порой тут, и, как я уже говорил тут по какому-то поводу, я прет-а-готов заплатить хоть втридорога за любую никчёмную - заместо любой кчёмной - дрянь, лишь бы побыстрее оттуда слинять. Но с ней бывать в магазине - любом - легко и радостно вплоть до тихого восторга и даже, признаться, хотя уж это-то мне совсем не присуще, некоторой зависти, и давно ушло то адово время, когда она требовала купить хоть что-нибудь (кстати, в этом я, вспоминая себя в этом возрасте, её вполне понимал), лишь бы купить и не уйти с пустыми руками, а бывало, что и вопила сквозь рёв:"Отойди, я сейчас падать буду!" Теперь всё иначе: она конкретна, категорична и требовательна, но предельно, хоть и довольно сухо и деловито, корректна и вежлива с продавцами, так что мне остаётся разве что помалкивать и любоваться. И кивать, как болванчик, потому что выбор её всегда верен и твёрд, а мгновенная оценка "цена/качество" не вызывает сомнений. И в клуб в новых сапожках, а заодно и варежках ("Ангора! Мелкие жемчужинки!") в любимой сиреневой гамме ("Перчатки! Пер-чат-ки!! Варежки - слово малявочное!") на другой конец города мы успели минута в минуту. Без трёх минут шесть.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments