made_of_honor (made_of_honor) wrote,
made_of_honor
made_of_honor

Коллекционировать мириады ежеминутно встречаемых неграмотностей бессмысленно - это ж никаких терабайтов не хватит. Я почему-то - дабы не распыляться, вероятно - сфокусировал всё своё внимание на одном словечке "неужто", сиречь "неужели". Я уже об этом, вроде, упоминал, и насчёт того, что то не уж вовсе, было, причём не раз. А вот сейчас как раз попался пятый или шестой вариант, причём, как ни странно, у весьма грамотного автора - "не уж-то". Наверное, это последний вариант, других не вижу.
И очередной Текст, на этот раз рыдает бандитское НТВ:
http://www.ntv.ru/novosti/439436
И Шевцов преставился, Иван Михалыч (1920-2013). "Тля", помнится, гремела. Кто-то верно назвал его "умученным от жидов". Только что-то долго они его мурыжили - 93 года, стоек был, видать. Хотя и не с самого начала они за него взялись, после школы только - эвона какая занятная биография на Либрусеке (фрагмент):
Еще будучи школьником, работая литсотрудником в Шкловской районной газете, Шевцов был удивлен, что весь аппарат редакции, начиная с корректора и кончая редактором, состоял из евреев, которые между собой разговаривали только на идише. И в дальнейшем, при частой смене редакторов, все оставалось по-прежнему. Когда Шевцов начинал сотрудничество в газете, редактором был Гершман, его сменил Герцович, потом Роберман и, наконец — Трапер. Сельского паренька удивило и то, что все руководство района было еврейское. Когда он поступил в педтехникум г. Орши и стал сотрудничать в городской газете в качестве внештатного репортера, увидел то же самое, что и в редакции шкловской газеты. В Орше пединститут и педтехникум размещались в одном здании. Юноша обратил внимание, что директором института был Левин, а техникума Тодрин — оба евреи. Посещая по заданию редакции предприятия города, Шевцов увидел ту же картину: директора и главные инженеры заводов — евреи по национальности. Проницательный юноша не мог не задуматься над таким нелогичным явлением, не анализировать: почему эта немногочисленная нация занимает командные посты? А тут еще подвернулся случай, коснувшийся лично Шевцова. Студент-однокурсник, некто Маневич, с которым Шевцов откровенно поделился своими наблюдениями, написал в дирекцию донос, обвинив Шевцова в антисемитизме. Реакция последовала незамедлительно: Шевцова, даже без формального разбирательства, исключают из техникума. Но вмешалась республиканская газета, опубликовавшая статью своего корреспондента «Как в Орше понимают бдительность», и приказ об исключении был отменен. Но Шевцов не пожелал возвращаться и поступил в Саратовское училище пограничных войск. Шел 1938. Тогда многие юноши мечтали о героической романтике. С мечтой о границе они связывали самые благородные стремления и жажду подвига, к чему и стремился Шевцов. Но шкловская история навсегда отложилась в восприимчивой юношеской памяти Шевцова. Он анализировал ее и будучи начальником погранзаставы в 1940—41, и разведчиком, и командиром роты в битве за Москву, и особенно в последние годы войны, когда он работал в редакции журнала «Пограничник», где в аппарате и среди авторов было всего 2 славянина: гл. редактор Шевченко, сменивший Пресмана, и литсотрудник Шевцов. Борьбу с безродными космополитами в к. 40-х Шевцов встретил в должности специального корреспондента газеты «Красная звезда», где на смену гл. редактору Ортенбергу пришел генерал-славянин Фомиченко. Трудовая общественность страны, как и национальная патриотическая интеллигенция, встретили борьбу с космополитизмом с пониманием и одобрением. Для журналиста Шевцова, познавшего еще в молодости засилье евреев во всех сферах жизни, их высокомерие и подрывную деятельность, еврейский вопрос приобретает особую актуальность, достойную серьезного исследования и анализа. Он включается в борьбу с сионистами...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments